Проверки в Свердловской области

Проверки в Свердловской области
2 Июля 2014

В ОНК Свердловской области поступили ряд обращений по факту нарушений конституционных прав осужденных, содержащихся в следственном изоляторе.

Члены Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области Манасов А. А., председатель ОНК,  Павлович О. В., заместитель председателя ОНК, Кичаев В. В., член ОНК, провели проверку по фактам, изложенным в обращении. ОНК по Свердловской области провела общественный контроль в пределах полномочий представленных ст.ст. 15,16 ФЗ №78 от 10 июня 2008 года «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

На основании уведомления в соответствии с требованиями Федерального Закона Российской Федерации от 10.06.2008 г.  №76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» 17 января 2013 г. посетили исправительное учреждение ФКУ СИЗО-1 ГУ ФСИН России по Свердловской области (СИЗО – 1 г. Екатеринбург), где провели беседы с осужденными.

ОНК отмечает, что доступ членов комиссии и организация проверки в учреждение принудительного содержания  соответствовали требованиям ФЗ-76 РФ «Об общественном контроле». В ходе посещения членам ОНК была предоставлена возможность беседы с находящимися в них лицами.

Членами Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области были исследованы приложенные материалы, проведена встреча с близкими родственниками осужденного и членами его семьи, в соответствии с нормами  ФЗ № 76 - 2008 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»,   были проведены ряд встреч с администрацией ФКУ ИЗ-66 ГУФСИН России по Свердловской области, в том числе совместно с осужденным Т., М., и др. с целью проверки обстоятельств изложенных в обращениях.

        По результатам проведения контрольных мероприятий по обращению защитника осужденного М. о нарушении его прав ОНК по Свердловской области установлено следующее:

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 17.04.2009 г. М. был признан виновным в пособничестве в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности – растрате в особо крупном размере – ч. 5 ст.33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет в исправительной колонии общего режима. Несмотря на чрезмерную суровость наказания, М. отбывает наказание в более суровых условиях, чем это ему определено приговором суда и предписано Уголовно-Исполнительным Кодексом РФ, тем самым нарушаются и конституционные права осужденного М. В связи с необходимостью участия в следственных действиях, М. был оставлен в СИЗО-1 г. Екатеринбурга на основании постановления следователя, затем суда, вынесенных в порядке ст. 77.1 УИК РФ.

            Статья 1 Конституции РФ провозглашает Россию правовым государством. Это означает, что все сферы отношений человека и государства регулируются именно законами и одна из основных функций государства – обеспечить исполнение этих законов, даже в отношении лиц, осужденных за совершение преступлений.

            Статья 19 Конституции устанавливает всеобщее равенство перед законом и судом, запрещает какую – либо дискриминацию.

Статья 50 Конституции гарантирует каждому осужденному право просить о помиловании или смягчении наказания.

            Все вышеуказанные Конституционные права М. нарушаются и требуют их защиты.

1. Так, согласно ст. ст. 120, 121 УИК РФ, осужденные приговоренные к лишению свободы в исправительной колонии общего режима, проживают в общежитиях и им полагается, кроме прочего, четыре длительных свидания в течении года, а в случае перевода на облегченные условия содержания – шесть длительных свиданий;

они могут быть переведены в облегченные условия содержания.

            Согласно ст. 78 УИК РФ положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены из колонии общего режима в колонию – поселение по отбытии ¼ срока наказания.

            В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, осужденное за совершение тяжкого преступления, может быть условно-досрочно освобождено от дальнейшего отбывания наказания, если суд признает его не нуждающемся в дальнейшем отбывании наказания. При этом суд учитывает мнение исправительного учреждения. Статья 74 УИК РФ относит СИЗО к исправительным учреждениям в отношении осужденных, оставленных там  в порядке ст. 77.1 УИК РФ.

            Однако, осужденный М. фактически отбывает наказание в тюремных – самых суровых, согласно ст. 58 УК РФ, ст. ст. 130, 131 УИК РФ условиях. Им уже отбыта  большая часть наказания более 5 лет именно в тюремных условиях, он ни разу не был на длительном свидании, живет в камере, а не в общежитии.

            В соответствии с режимом, назначенным по приговору суда, М.  имеет право на 4 длительных свидания в течении года (ст. 121 УИК РФ), однако его родственникам не было представлено ни одного длительного свидания за весь период.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УИК РФ следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных оставленных в следственном изоляторе в порядке ст. 77.1 УИК РФ. Исправительные   учреждения  –  это  специализированные органы государства, исполняющие наказание в виде лишения свободы на определенный срок и пожизненного лишения свободы, которые в своей совокупности образуют систему отбывания наказания в виде лишения свободы. Следовательно ФКУ СИЗО-1 для М. является исправительным учреждением в котором он отбывает наказание.

Данная категория осужденных содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном ФЗ от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Порядок содержания, установлен названным Федеральным законом и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 14 октября 2005 г. N 189.

Право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном ст. 18 указанного Федерального закона. В соответствии с ч. 3 ст. 89 УИК РФ осужденный имеет право на длительное свидание на территории исправительного учреждения.

Никто официально не лишал его этого права, ЕСПЧ и ООН считают пытками произвольное лишение свиданий и иные ограничения прав осужденных по сравнению с объемом, гарантированным соответствующим уголовным и уголовно – исполнительным законодательством.

Лишение М. возможности в течении пяти лет иметь длительные свидания с родными, является не только пыткой для осужденного, но и серьезным наказанием для родных.

Таким образом, осужденного лишают самого ценного, что у него есть – семьи, тем самым, происходит намеренное разрушение социально-значимых связей.

Облегченные условия содержания.

            Решением административной комиссии СИЗО – 1 от 01.10.2013 года М. отказано в переводе на облегченные условия отбывания наказания, хотя его поведение за весь срок является стабильно положительным, он не имеет ни одного взыскания или нарекания со стороны администрации, вежлив и корректен в общении с сотрудниками СИЗО – 1. При этом согласно письму заместителя Свердловского прокурора по надзору за законностью в исправительных учреждениях А.В. Медведева, М. удовлетворяет всем условиям изменения вида исправительного учреждения.

Указанным решением нарушены конституционные права и свободы М. и созданы препятствия к осуществлению прав и свобод.

            Часть 3 статьи 50 Конституции РФ гарантирует каждому осужденному право на смягчение наказания, статья 1 Конституции РФ провозглашает Россию правовым государством, а статья 19 Конституции РФ запрещает дискриминацию.

            Одним из видов смягчения наказания, гарантированных ст. 50 Конституции РФ, является изменение вида исправительного учреждения на более мягкий вид такого учреждения. Часть 2 статьи 78 УИК РФ предусматривает возможность перевода положительно характеризующихся осужденных из колонии общего режима в колонию – поселение, для чего им необходимо (применительно лишь к колонии общего режима) содержаться в облегченных условиях. Часть 2 статьи 120 УИК РФ предусматривает возможность перевода в облегченные условия содержания при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания, добросовестном отношении к труду и отбытии не менее 6 месяцев срока наказания. М. отвечает всем условиям: на момент принятия обжалуемого решения отбыл 4 года 6 месяцев, не имел и не имеет по сей день взысканий и добросовестно относится к труду.

Изменение вида исправительного учреждения.

            Решением административной комиссии от 10.11.2013 ему отказано в изменении вида исправительного учреждения с колонии общего режима на колонию поселение.

Федеральным законом от 05.04.2010 г. № 56 – ФЗ в часть 1 статьи 74 УИК РФ, были внесены изменения, в соответствии с которыми следственный изолятор был наделен  функциями исправительного учреждения и в отношении данных лиц.

            Однако акты регламентирующие деятельность данных учреждений не были приведены в соответствие с вышеуказанным федеральным законом.

            Так в соответствии с «Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства Юстиции Российской Федерации, утвержденным приказом МЮ РФ от 25.01.1999 г.  следственный изолятор, предназначен для исполнения уголовного наказания, лишь в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осужденных на срок выше шести месяцев, оставленных в следственном изоляторе для выполнения работ с их согласия, а исполнение наказаний для остальных категорий осужденных функциями учреждения не предусмотрено.

Таким образом, установлено, что следственный изолятор не осуществляет функции, возложенные на него  УИК РФ.

Члены ОНК сочли такую позицию следственного изолятора – ошибочной. Более того уголовно-исполнительный кодекс РФ обладает высшей юридической силой по сравнению с «Положением о следственном изоляторе …», которым руководствуется администрация ФКУ СИЗО-1.

Кроме того, мнение ФКУ СИЗО – 1 о невозможности применения к М. ст. 120, ст. 78 УИК РФ противоречит позиции Конституционного Суда РФ изложенной в Постановлении КС РФ от 26.11.2002 года №16-П, Определении КС РФ от 18 ноября 2004 года № 363-О,  Определением КС РФ от 18 апреля 2006 года № 124-О от 18 ноября 2004 г.

Условно-досрочное освобождение.

В судебных заседаниях 31.08.2012 г. и 08.11.2013г., где рассматривался вопрос об условно-досрочном освобождении, администрация СИЗО – 1 выступала против освобождения осужденного.

С таким мнением нельзя согласиться, поскольку в этом случае на М. возлагается ответственность за обстоятельства от него не зависящие и влекущие для него негативные уголовно-правовые последствия, которые не согласуется с конституционными требованиями.

1. М. был оставлен в СИЗО-1 для участия в следственных действиях для удобства следователя далее суда. Однако если бы он отбывал наказание в соответствии с приговором – в колонии общего режима, то там он имел бы реальную возможность работать, получать поощрения и как минимум, администрация исправительного учреждения, могла бы оценить степень исправления осужденного и высказывать адекватное и справедливое мнение при решении вопросов о смягчении наказания, в отличии от администрации следственного изолятора. Локальные нормативные акты (внутренний регламент) СИЗО – не позволяют им этого сделать, что говорит о необходимости приведения в соответствие (приказов и иных актов регламентирующих деятельность следственных изоляторов) с федеральными законами, Конституцией РФ.

2. М. не работает так как администрация СИЗО – 1 отказала в его трудоустройстве – письмо от 05.05.2011 года и навряд ли найдется работа для любого иного лица, три дня (из пяти рабочих) в неделю занятого в судебных заседаниях по второму уголовному делу.

3. Не проведение с М. воспитательной работы и не аттестация на совете отряда  - тоже не его вина, поскольку организация такой работы в силу статьи 74, главы 15 УИК РФ возложена на администрацию СИЗО – 1, а не на самих осужденных. Не проведение воспитательной работы с осужденными, оставленными в СИЗО в порядке ст. 77.1 УИК РФ не может служить основанием ущемления конституционных прав таких осужденных.

Так, например, при решении вопроса об условно-досрочном освобождении суд учитывает мнение исправительного учреждения. В данном случае М. с момента вынесения приговора и по сей день отбывает наказание в СИЗО-1, характеристики у него положительные, но администрация тем не менее не рекомендует его на УДО -  на том основании, что ему не могут предоставить рабочее место и проводить с ним воспитательные работы, что нарушает его права и свободы.

4.  ОНК установлено, М. положительно характеризуется, не имеет взысканий, не поддерживает криминальную идеологию и субкультуру, имеет высшее образование и стремление самосовершенствоваться и быть полезным обществу (в соответствии с характеристиками СИЗО-1).

Из обращения адвоката:

Незаконность отказ ив УДО М.

Отказ в удовлетворении ходатайства суд первой инстанции мотивировал тем, что:

-   осужденный вину не признал и не признает;

-   неоднократно обжаловал приговор суда;

-   осужден за совершение тяжкого корыстного преступления;

-   дополнительное наказание в виде штрафа не исполняет;

- привлекается к уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления.

            Не могу согласиться с указанными основаниями отказа, поскольку они не соответствуют обстоятельствам дела и существенно нарушают уголовный закон и Конституцию РФ.

            Пункт 6 Постановления Пленума ВС РФ от 21.04.2009 года № 8 прямо запрещает отказывать в условно-досрочном освобождении по мотиву непризнания осужденным вины.

2. Право обжалования приговора является конституционным неотчужденным правом каждого обвиняемого и закреплено в той же норме, что и право на помилование или смягчение наказания (в том числе и УДО) – часть 3 статьи 50 Конституции РФ. Следовательно, решение вопроса об условно- досрочном освобождении от отбытия наказания не может ставиться в зависимость от отказа, осужденного от неотчуждаемых конституционных прав.

3. Уголовный закон (ст. 79 УК РФ, ч. 3 ст. 50 Конституции РФ) предусматривает возможность УДО не только лицам, осужденным за тяжкие преступления, но и особо тяжкие. Следовательно, категория совершенного преступления никак не может служить основанием отказа в условно-досрочном освобождении.

4. Статья 79 УК РФ и пункт 9 ППВС РФ от 21.04.2009 года № 8 не только запрещают отказывать в УДО по такому мотиву, но и рекомендуют обсуждать вопрос о возможности освобождать полностью или частично и от дополнительного наказания.

5. Пункт 6 ППВС РФ от 21.04.2009 года № 8 запрещает отказать в условно-досрочном освобождении по основаниям, не указанным в законе, таким как, например, наличие прежней судимости.

Согласно ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый считается невиновным, пока его вина не доказана и не установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Таким образом, в качестве оснований отказа в УДО в обжалуемом постановлении приведено 5 аргументов, которые не могут являться основаниями отказа в силу указаний ст. 79 УК и п. 6 ППВС РФ от  21.04.2009 года № 8.

Недопустимость отказа в УДО по основаниям подобным вышеперечисленным подтверждается не только Постановлением Пленума ВС РФ от 21.04.2009 года № 8, но и нижестоящих судов всех уровней.

В частности, в надзорном определении Верховного суда РФ от 14 марта 2013 года. № 50-Д13-16 указано, что «критериями применения условно-досрочного освобождения для осужденных являются: правомерное поведение, отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия назначенного наказания, а также уважительное отношение к другим осужденным и сотрудникам исправительной системы. Суд не вправе отказать в УДО по основаниям, не указанным в законе».

Апелляционная инстанция оставила постановление суда первой инстанции в силе.

Свердловский областной суд в апелляционном постановлении от 14.11.2013 года по делу № 22-12348/2013, отменяя постановление Тагилстроевского суда от 21.08.2013 года об отказе в УДО З. указал, что  основания, по которым суд отказал осужденному в УДО, а именно - непризнание вины, непогашение гражданского иска, значительная часть неотбытого срока наказания – не относятся к порядку отбывания З. наказания и не могут являться основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства осужденного.

ВЫВОД:  Выявленные нарушения в ходе проведения контрольных мероприятий в отношении лиц содержащихся в следственном изоляторе в порядке ст. 77.1 УИК, носят существенный характер, так как нарушаются основные и базовые права человека, предусмотренные Конституцией РФ,  Конвенцией о защите прав и основных свобод и другими международными правовыми актами.

Таким образом, нормативно-правовая база, регулирующая деятельность следственных изоляторов и осужденных содержащихся / отбывающих там наказание подлежит привидению в соответствие с Конституцией РФ и международными правовыми актами.

По фактам, изложенным в иных обращениях (об отказах - в переводе на облегченные условия содержания, в изменении вида исправительного учреждения, в замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и другим фактам), содержащих информацию о  нарушении прав осужденных, содержащихся в следственных изоляторах в порядке ст. 77.1 УИК РФ, ОНК по Свердловской области так же будет  проведен общественный контроль.

                     В данный момент ОНК готовит предложение о возможных вариантах устранения несоответствий УИК РФ - Конституции РФ, нормативно-правовой базы регулирующей деятельность следственных изоляторов - УИК РФ.

                 Также ОНК по Свердловской области считает необходимым при разнице фактического режима отбывания наказания (нахождение в СИЗО) и назначенного по приговору суда - вести зачет 1:1,5; 1:2; 1:3 в зависимости от режима назначенного по  приговору суда.  Цель внесения таких изменений в законодательстве – максимальное соответствие наказания назначенного судом – фактическому. Отбывая наказание в более суровых условиях, чем установлено приговором – нарушаются принципы равенства и справедливости. Зачет наказания компенсирует данную разницу.

Члены ОНК решили, что данное заключение подлежит передаче в Общественную Палату РФ, Уполномоченному по правам человека РФ, Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, Начальнику ГУ ФСИН РФ по Свердловской области; Прокурору Свердловской области; Уполномоченному по правам человека Свердловской области.

Короткая ссылка на новость: http://sovetonk.ru/~wDl17


МНЕНИЕ
 diskuss.jpg

О дискуссии вокруг ФОНК


 РОТАЦИЯ ЧЛЕНОВ ОНК

!Справочник для осужденных и освобождающихся инвалидов!


logosinposta2.gif

Служба отправки сообщений

лицам, находящимся под стражей или отбывающим наказание


ВИДЕОРЕПОРТАЖИ

        
Загрузка плеера
Загрузка плеера


ПОМОЩЬ ОСВОБОДИВШИМСЯ И ЗАКЛЮЧЕННЫМ 
HELP!.png  кнопка_помочь.png   

Столкнулся с нарушением 
прав граждан?
кнопка_заявки.png



ОБСУЖДАЕМ ПРОЕКТЫ ЗАКОНОВ

изображениеКонцепция уголовно-правовой политики РФ

 Доктрина уголовного права


ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЕ КОМИССИИ
РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Методическая помощь региональным ОНК

6896988130174577.jpg

Учебно-методические материалы  

101110_v_01.jpg110310_02.jpg Всероссийский форум Совета ОНК, 17 февраля 2011г.jpg101110_v_03.jpg